Баскетбол в стиле #SlamdunkЛента новостей Slamdunk.ru в Твиттер


О, Солнцеликий!

Источник: inf.by/pubs/24 Автор:  Иван Иванов aka Некто

 -А-а-а-а!!! - взревел в едином порыве гигантский стадион: любимец богов, Кетцалькоатль, Пернатый Змей, Тот-кого-коснулась-длань-бога, оказался почти под кольцом команды противника... Казалось, что пройдет еще секунда и каучуковый мяч мягко отскочит от бедра Кетцалькоатля и пролетит сквозь священное кольцо - свернувшегося кольцом попугая Гаукамайя, высеченного из твердого базальта. Но Пернатый Змей не стал рисковать и сильным движением локтя отбил каучуковый мяч в направлении капитана команды соперников! Тот вместе со стадионом ждал, что Змей рискнет и совершенно не был готов к тому, что мяч вернется в игру... Тяжелый каучук ударил его прямо в лицо, швыряя на землю. Трибуны взорвались одобрительным гулом - Кетцалькоатля любят не только боги!

Два других игрока команды соперников - Правая и Левая руки капитана бросились ему на помощь, но помощники Змея были готовы защитить своего вождя. Мяч вяло перелетал в воздухе от одного человека к другому, команда Змея ждала, пока утихнет пыл мщения оставшихся игроков другой команды, а те, в свою очередь, ждали, когда их капитан придет в себя. Стадион недовольно загудел, засвистел. Судьи увлеченно помечали что-то на глиняных табличках. Но Кетцалькоатля это не особенно волновало - вот уже много десятков полных лун его команда была самой лучшей в Игре Богов... И самой лучше с того самого времени, когда, по словам преданий, боги подарили народу первого инки пок-та-пок. Змей на секунду отвлекся от игры и кинул взгляд на самый верх трибун вытянувшеося полукругом стадиона - туда, где сидел Верховный. Его отец. Иметь сына, который играет в пок-та-пок, здесь, в столице империи - Коске, было огромной честью для каждого инки... И неважно, что головы игроков проигравшей команды оказываются после игры в горшках жертвенника, расположенного неподалеку от поля. Неважно, что сами победители иногда могут играть настолько хорошо, что их головы после игры присоединяются к головам проигравших - боги любят смелые сердца и смелую кровь... Тот, кто играет в пок-та-пок, защищает наш имр от духов мира нижнего. И всегда готов принять собственную смерть с улыбкой на устах... Но Змей не очень-то верил в это. Быть сыном правителя - это что-то да и значит здесь. Еще с детства он краем уха слышал истории о жрецах, обманывающих народ ложными чудесами, о придуманных богах и о многом-многом другом. Когда-то ему это было не все равно. А сейчас он просто играл. И получал огромное удовольствие от каждой минуты, проведенной на поле. Его ноздри жадно трепетали, вдыхая запах пота, благовоний, горячей пыли и крови, стекающей из многочисленных порезов и царапин. Чужой крови, крови собственной...

Капитан соперников медленно поднялся на ноги, встряхивая головой. Пернатый Змей хотел было снова послать в него мяч, затягивая концовку игры, но подумал, что это уже ничего не изменит. Солнце начинало понемногу клониться к закату. Игра шла весь день и только листья гингко давали силу людям на арене.

Сейчас, если мяч не пролетит сквозь кольцо, главный судья поднимется и даст знак игрокам прекратить игру. Потом судьи заглянут в свои таблички и скажут, кто сегодня был лучшим. А потом проигравшие, распевая песни, пойдут к жертвеннику, где их головы будут отсечены медными топорами жрецов во славу богов... Но зрителей такой исход вряд ли обрадует. Весь день они ждут точного броска. Они хотят видеть полет каучукового мяча сквозь каменное кольцо - это развязка, результат, достойный лучших! И Змей не видел причин, которые могут сегодня помешать ему закончить игру красиво.

Локоть, бедро, колено... Вот Правая рука соперников устремилась в атаку, зажав мяч локтями. Сила уходили и бег был уже не таким стремительным, как утром - эта игра слишком затянулась. Змей сам бросился наперерез неожиданной угрозе, он был уже настолько близко к противнику, что мог различить даже мельчайшие капельки пота на его потемневшем от усталости лице. Сейчас они столкнутся и кто-то из них останется лежать на пропитанном потом песке. В последний момент соперник Змея испугался. Изогнувшись в отчаянном броске, он напрвил мяч в полет, отдавая пас своему капитану... Кетацалькоатль понял отчаянный замысел соперников слишком поздно - Правая рука, безымянный помощник, катился по песку арены, покрываясь ссадинами и царапинами, а двое других игроков-соперников были как раз напротви кольца, которое защищала команда Пернатого Змея! Руки Кетцалькоатля слишком увлеклись отчаянным броском Правой руки соперника, двигаясь вместе со Змеем и пропустили эту неожиданную атаку. "Слишком поздно..." - успел подумать Кетцалькоатль, пытаясь добежать до кольца и в прыжке отбить мяч в сторону. Мяч взвился в воздух, капитан соперников иогнулся и с силой принял мяч на бедро, направляя его полет к каменному кольцу... Трибуны смолкли. Время словно замерло пока мяч, крутясь в воздухе, приближался к кольцу... Змей остановил свой бесполезный бросок и приготовился к позору...

Люди на трибунах закричали так, что Пернатый Змей изо всех сил зажал ладонями уши. Стук его сердца начал успокаиваться - игра остановилась и именно по той причине, которой так боялся капитан каждой команды: мяч задел священного попугая! И не просто задел, а, изменив в последний миг направление полета, с силой врезался в край кольца! Сейчас неудачливому капитану соперников вырежут сердце - святотатство должно быть наказано... Змей предпочитал смотреть на все происходящее, как на адекватное наказание за отсутствие мастерства.

Потом игра должна продолжится... На тот небольшой промежуток времени, что остался до захода солнца. Игра троих против двоих... С предсказуемым результатом.

И она продолжилась. Соперники не могли больше сделать практически ничего - потеря капитана совершенно обессилила их, исход игры был ясен и сейчас они изо всех сил старались помешать команде Змея закончить ее обычным образом. Вот Правая рука Кетцалькоатлся, завладев мячом, мощным броском послала его высоко в воздух с расчетом на то, чтобы он приземлился на половине поля соперников. Люди на трибунах взглядами провожали полет мяча, упустив из виду начало бега Пернатого Змея. Он бросился, напрягая все силы, под кольцо соперников, желая перехватить падающий мяч. Руки кинулись ему навстречу, но они совершенно не были готовы к тому, что помощники Кетцалькоатля в это время побегут им навстречу, сшибая тех на песок стадиона... Пернатый Змей остался один на один с падающим мячом. Круглый ком каучука увеличивался в размерах, приближался, и с каждой секундой его полета крики с трибун становились все тише и тише. Кетцалькоатль даже не смотрел на то, чем сейчас заняты остальные игроки. Ему никто не мешал и это означало, что его замысел удался. Он выставил в сторону бедро, готовясь принять на него мяч...

И с трудом удержался от крика боли, когда тяжелый мяч с силой ударился об его бедро. И отскочил, продолжая свой стремительный полет. На этот раз - в сторону кольца... И спокойно пролетел сквозь него, скрываясь в сумерках за стеной стадиона.

Все люди вскочили со своих мест в едином порыве. Змей вскинул вверх руки и застыл на месте, позволяя всем зрителям получше рассмотреть его в миг триумфа... Встали и судьи. Хотя они в очередной раз остались не у дел: чистая победа, очередная победа Змея!!! А побежденные так и не поднялись с земли, оставшись стоять на ней на коленях, низко склонив свои головым перед избранником богов. На столицу спускался вечер.

-Подойди ко мне, сын мой... - Верховный Инка был уже немолод и сейчас, после трудного дня, проведенного на жаре, это было видно особенно сильно. - Ты хорошо играл сегодня... Но однажды тебе может не повезти... У меня больше нет детей, я связывал с тобой многие надежды. Ты это понимаешь? Игра - это замечательно, но не стоит путать дела небесные и земные...
-Да, отец... - Кетцалькоатль успел омыть свое тело, его раны были смазаны исцеляющим бальзамом и сейчас, после еще более тяжелого дня, чем у отца, он с трудом воппринимал смысл слов последнего.
-Ты не можешь отказаться сам... Не можешь уйти от игры... Пока ты лучший, да. Пока. Хочешь, я сделаю так, что тебе придется стать наместником одной из провинций наше Империи? У тебя будет повод, возможность отказаться от игры! - Верховный Инка подался ближе к своему сыну, его голос снизился до заговорщицкого шепота.
-Отец... Ты не понимаешь. Я все знаю и про игру, и про козни жрецов... И про богов я тоже знаю немало. Но я в стороне от всего этого. Я просто играю... И пока буду играть. Я знаю, что мои лучшие времена еще впереди. И я бы хотел пока сотавить этот разговор...
-Что ж... Время еще действительно есть. До следующей Игры еще почти четыре луны. И потом тоже будет время. Подумай над моими словами... Но помни, что наш разговор должен остаться в тайне между нами, а не то мы оба закончим свои дни на камнях одного из алтарей. Иди отдыхай... Ты молодец. - Верховный Инка пригладил морщинистой рукой непослушные волосы сына.
-Спасибо... Да пребудет с тобой уверенность, отец. Я пойду отдыхать, - Кетцалькоатль поклонился отцу и вышел из его покоев, успокоив движением руки насторожившихся стражников.

Верховный Инка лег на ложе, поморщившись от резкой боли в спине - возраст снова напомнил о себе... Наступала ночь и он снова оставался наедине со своими мыслями. Уже много лун Верховный засыпал очень медленно, прокручивая в памяти события прошедшего дня и мысленно переносясь в дела дня грядущего. Внезапно за пологом, отделяющим личные покои Верховного от Приемного Зала дворца, раздался тихий шорох шагов. Инка насторожился, но вскоре расслабился, услышав голоса стражников. "И кого несет в такое время?" - Инка отметил, что начинает превращаться из правителя в брюзгливого старика. Полог распахнулся и в комнату, низко кланяясь, осторожно вошел начальник стражи Верховного.

-Ну, что там еще? Кто нарушает мой покой?
-Господин, к тебе пришел жрец храма Солнца! У него высокий сан...и он говорит, что у него есть срочные известия, которые тебе будет интересно выслушать! - начальник стражи, произнеся короткую речь, опустился на колени и застыл в ожидании решения Верховного.
-Впусти его.

Верховный Инка сам разжег огонь в своих покоях. Язычки пламени медленно поднимались вврех от плошек с маслом, бросая на стены дворца дрожащие тени. В покои повелителя вошел нежданный посетитель. Невысокий, средний во всем, он, тем не менее, вряд ли смог бы скрыть свой статус. Любой житель империи сразу же признал бы в нем жреца... А по гордости осанки и жестам Инка сразу понял, что вошедший занимает в иерархии храма достаточно высокое положение. Инка понял это и помедлил, дожидаясь, пока жрец встанет на колени. Каков бы ни был дальнейший разговор, сразу следовало дать понять жрецу, кто является хозяином положения.

-Солнцеликий, я прибыл к тебе с печальными известиями... - жрец дождался разрешения Верховного подняться с колен и лишь тогда заговорил.
-Надеюсь, что они действительно важны, а не то тебе придется покинуть эти покои гораздо быстрее, чем ты вних зашел! - Инка нахмурил брови, желая заставить жреца побыстрее перейти к сути дела.

-Повелитель, я начну издалека... Давным-давно одним из величайших наших прорицателей было дано предсказание, что однажды наш народ исчезнет с лика Мира. Таких существует достаточно много... Но все сказанное этим предсказателем сбывалось. И это предсказание...оно было самым странным. Гибель нашего народа должна начаться с того, что на нашу землю придут новые боги. Они будут одеты в железо, как мы в ткани, они будут повелевать молниями, а у некоторых из них будет шесть ног! "И придут из моря новые боги, которые повергнут ниц лучшего из лучших. Пламя Солнца поразит величие инков, печаль и страх воцарятся среди них, а боги предадут страну огню и разорению... Золотой блеск будет манить их." В пророчестве было много странного.
-Я пока не видел ни одного шестиногого... Покажи мне его, жрец и я распоряжусьь сделать его двуногим! - Верховный расхохотался, сам довольный своей шуткой.
-Все гораздо серьезнее, повелитель! Они уже разгромили несколько гарнизонов... Пришельцы грабят селения, насилуют женщин. И они очень любят золото. Что нам делать? Мы не можем брать на себя ответственность... У нас быстрые гонцы, ты мог бы узнать об этом слишком поздно. Поэтому я пришел, чтобы предупредить тебя!
-Сколько их? У них действительно есть молнии?
-Да, Солнцеликий! Их немного, всего несколько сотен, но они сильны и свирепы! Их никто не мог даже ранить...
-Что ж... Мы можем собрать сто тысяч солдат. Собираем войско, жрец. Я пойду с ним... И ты тоже. Будешь моим советником. Но - завтра...

Многотысячное войско раскинулось лагерем на равнине. Повсюду курились дымки костров, воздух был пропитан запахами готовящейся пищу. Часовые бодро несли службу, поглядывая в сторону горизонта, откуда, по словам разведчиков, должны были появиться грозные пришельцы. Прежде чем войско было собрано, чужеземцы собрали обильную жатву в виде разграбленных поселений, прокатившись лесным пожаром от морского берега в самую глубь Империи. Близилось время дать им решающее сражение... Слухи и обрывочные сведения ширились, обрастали подробностями. Да. у пришельцев действительно были молнии, которые убивали на расстоянии значительно большем, чем это могла сделать стрела. Некоторые из них имели по шесть ног... И две головы. А лица их были покрыты шерстью подобно звериным рылам.

-Франсиско, тебе не кажется, что мы идем в западню? - отмахнвушись от кружащих над головой мух и поправив шлем, спросил у предводителя отряда один из конкистадоров. - Этих чертовых язычников может быть очень много...
-Ты испугался, Анхель? Они трусы, клянусь Девой Марией! Они разбегутся при виде нас, как и те, что были раньше! - стройный, жилистый конкистадор, к которому обращался Анхель, витиевато выругался на кастильском и махнул над головой саблей. - Вперед, только вперед! Эта страна будет нашей... Во славу Испании! - Франсиско Писарро пришпорил свою лошадь.

На горизонте появилось небольшое облачко пыли. Огромное войско инков начало готовиться к сражению, воины крепко сжимали в руках оружие. Верховный Инка вместе со своим ближайшим окруженим стояли чуть в стороне, окруженные отрядом отборных воинов и готовясь руководить битвой.
-Жрец, ты точно ничего не перепутал? Их же совсем мало... Горстка! Что они могу нам сделать?
-Не спеши, Солнцеликий... У них есть большая сила и они еще покажут ее...

Испанцы плотным строем стояли на равнине напротив огромной армии инков. Пушки были приготовлены к стрельбе, вынутое из ножен железо слепило глаза. Лошади нервно ржали, чувствуя грядущее сражение. Никто не торопился начинать первым... И инки, и испанцы ждали.

Ожидание могло бы продлиться еще дольше, если бы не безудержная храбрость одного из инков. ПОкрепче перехватив копье, он бегом кинулся на строй испанцев. Приблизившись на расстояние броска копья, инка резко остановился и уже было занес над головой руку с копьем, как вдруг грянул гром. Один из испанцев, морщась от попавшего в глаза едкого порохового дыма, ринялся перезаряжать мушкет. А инка, простояв статуей еще пару секунд, ничком повалился на траву. Войско инков загудело...а потом, охваченное порывом мщения, как один человек качнулось вперед. И тут же откатилось, даже не успев толком сдвинуться с место, потому что картечь прорубила гигантские просеки в их плотно сомкнутых рядах. А сотенный отряд испанской конницы начал неумолимо набирать скорость, готовясь врезаться в толпу тараном.

Буквально через несколько минут от огромного войска не осталось практически ничего - теперь это была всего лишь неуправляемая толпа людей, каждый из которых помышлял лишь о спасении собственной жизни. Кто-то падал на колени, закрывая лицо руками от ужаса при виде многоногих существ с двумя головами, мечущихся вокруг и периодически изрыгающих огонь и гром, кто-то кинулся наутек, кто-то попытался сражаться и пал под ударами сабель.

Верховный Инка с побелевшим лицом наблюдал за разгромом считавшейся непобедимой армии.
-Жрец, ты говорил, что они любят золото? Я бы хотел найти с ними общий язык... Если это еще возможно.
-Я обещаю тебе сделать все, что в моих силах...

Жрец выполнил обещание. Армия снова собралась вместе, но она уже была далеко не столь внушительной, как несколькими днями раньше - многие просто дезертировали, не решаясь снова испытать ужас битвы с пришельцами. И вот теперь к походному шатру Верховного приближалась делегация из закованных в кирасы и латы испанцев... Стражники внимательно наблюдали за ними, готовясь в любую секунду броситься на чужеземцев и погибнуть сражаясь, если такова будет воля их повелителя. Конкистадоров уже ждали. Поодиночке они заходили в прохладный шатер...

-Мы не знаем их языка, повелитель... Но у нас был большой опыт общения с чужеземцами! Мы поднялись высоко в искусстве символьной азбуки... Мой рисовальщик изобразит на этой дощечке твои слова, о Солнцеликий! - жрец согнулся в поклоне перед Верховным Инкой.
-С чужеземцами? Попозже ты расскажешь об этом подробнее... Начинай, жрец! Чего они хотят?
И жрец жестами подозвал поближе стоявших в сторонке плотной кучкой испанцев. Рисовальщик приготовил остро заточенное стило... Переговоры обещали быть долгими.

-Они хотят золота, господин. Они не боги, далеко не боги, но им подвластно многое, что неведомо нам. Насколько я понял, они пришли к нам из-за моря. И все, что им надо - это золото...драгоценности, - жрец позволил себе приблизиться к Верховному Инке, понизив свой голос, словно конкистадоры могли понять его слова. - Осторожнее, мой повелитель! Они хитры и коварны, я это чувствую... Лучше всего было бы прямо сейчас убить этих, а потом внезапно напасть и разгромить оставшихся!
Верховный недовольно поморщился:
-Ты хочешь вызвать мое неудовольствие? Я сам решу, что нужно делать! Говоришь, что им нужно золото... Они его получат. Переведи им... Переведи им, жрец! Скажи, что они сильны, спору нет... Но наших воинов много, а их - жалкая кучка! Наши воины преодолеют свой страх и сомнут их... Пусть даже и погибнут многие. Но я не хочу крови... - Верховный Инка на мгновение замолк. - Мне не жалко золота, у нас его достаточно. Я гвоорил со Змеем...своим сыном. Этого не переводи! Пусть волосатые чужеземцы докажут, что они сильны не только в искусстве войны! Предложи им...сыграть в пок-та-пок. По нашим правилам. По нашим... Объясни им их. Хорошенько, честно... Если они выиграют, то получат столько золота, сколько смогут унести. Если же выиграют инки, то пришельцам придется уйти. Или умереть. Переводи...
-Но повелитель... С ними не стоит договариваться! Они обязательно попробуют обмануть нас... - жрец был почти что в панике. - Что угодно, но только не хитрость... В этом они точно ушли дальше нас!
-Тебе еще не надоело слушать стук своего сердца, жрец? Мой сын не может им проиграть. Если же случится чудо и это случится, то это будет значить, что боги отвернулись от народа инков!
-А пророчество? Ты пытаешься изменить ход времени, о Солнцеликий!
-Тем более. Нам ведь нечего терять... Сын не подведет меня.

Переговоры длились до заката солнца. Испанцы долго не могли понять, что им предлагают инки...а поняв, захохотали и с помощью стила объяснили инкам, что они практически согласны, но им надо немного времени на обдумывание. Скажем, до восхода солнца. На этом закончились переговоры. Жрец почти всю ночь напролет ходил вокруг шатра, напряженно о чем-то думая и принимаясь шептать что-то себе под нос в так мыслям, а Верховный Инка выгнал всех из своего шатра и пригласил к себе Кетцалькоатля. Тот оставался внутри до самого утра...

-Они согласились, повелитель! Только...
-Что "только", жрец?
-Они сказали, что наш мяч слишком маленький и легкий, таким могут играть только дети!
Все бывшие в шатре инки застыли в изумлении. Каждый из них знал, что такое мяч для пок-та-пока. И что может чувствовать человек, когда такой мяч попадает в него...
-Хорошо. Пусть они покажут своя мяч...
-Сейчас, мой повелитель! Их капитан стоит снаружи. Я позову его...

Солнце, ярко светящее снаружи, мигнуло и погасло, когда в шатер начал протискиваться чужеземец. Инки потрясенно застыли: такого гиганта им еще никогда не приходилось видеть! В легкой кольчуге и парусиновых штанах, с окладистой бородой и загорелой дочерна кожей, этот чужеземец был похож на буйвола! В его огромной руке удобно устроился черный мяч, который был почти в два раза больше обычного мяча для пок-та-пока. Даже Верховный Инка застыл в потрясении...

-Кетцалькоатль... Сын, справишься ли ты? - на сей раз Пернатый Змей присутствовал на переговорах. -Он сильный, но медленный... Да и размер мяча - не главное. Я должен справиться!
Огромный конкистадор, почувствовав, кто будет его соперником, остановил свой взгляд на Змее и расхохотался. Присутствовавшие в шатре помрачнели, руки инков покрепче сжали оружие. Верховный посмотрел на гиганта, потом на сына, немного помедлил и произнес:
-Да будет так, жрец. Мы согласны. Скажи чужеземцам, что мы направляемся в Коску. Им будет разрешено встать отрядом у городских ворот. Их команда может попрактиковаться в городе... Место будет определено позднее. Переводи...

Настал день игры. День обещал быть очень жарким... Пока что солнце стояло еще очень низко, но трибуны стадиона уже были забиты до отказа. Такую игру пропустить было невозможно. И даже те, кто обычно зарабатывал во время игры, продавая зрителям воду и сладкие палочки, побросали свои лотки и заняли места в зрительских рядах. Люди, которые не сумели попасть внутрь, обступили стеной стадион, устроили настоящие живые пирамиды - лишь бы хоть краем глаза увидеть то, что будет происходить на поле. Многие из них уже знали, с кем сегодня будет игратькоманда Пернатого Змея, потому что видели, как тренируются испанцы... Команды выходили на поле.

На эту игру обе команды надели защитные щитки на плечи, локти и колени, на грули у всех были панцыри - это не запрещалось правилами, но обычно команды пренебрегали защитой, надеясь на собственные ловкость и мастерство. Гул трибун притих, когда огромный испанец вышел на поле. Кетцалькоатль знал его имя... Его звали Мартинесом. Змей покатал на языке непривычное имя и проглотил слюну. Мускулы испанца перекатывались, словно мячи для игры в пок-та-пок под загорелой кожей. Это зредище пугало и завораживало... Змей с трудом вернул контроль над своим дыханием и вскинул приветственно руки. Трибуны взорвались восторженным ревом. Сегодня все болели за них.

Верховный Инка начал медленно поднимать руку, готовясь объявить начало игры. Мартинес приготовился вбросить огромный мяч на середину поля... Рука опустилась.

Змей перестал волноваться. Он снова играл... И не видел ничего, кроме трех фигурок, мельтешащих впереди и черного шара. Первый же удар локтем по мячу отозвался ноющей болью в теле - все-таки мяч чужеземцев был слишком тяжел... Гораздо тяжелее привычного. Кетцалькоатль хотел закончить игру пораньше. И поэтому, с самого начала завладев мячом и зажав его локтями, бросился на половину поля испанцев. Он хотел вбросить мяч в кольцо... Пусть они и тренировались все это время с тяжелым мячом, но Змей не был уверен в том, что ему удасться отбить мяч бедром. Так, как это он делал обычно.

Кетцалькоатль легко обошел Рук соперника, примецелился и...полетел на песок, сбитый с ног ударом такой силы, что у него помутнело в глазах. С трудом поднявшись с арены, Змей понял, что он ошибся, оценивая Мартинеса: этот гигант мог быть очень и очень быстрым... Ему хорошо удалось скрыть это. Сейчас Руки Змея изо всехс сил сдерживали испанцев, не подпуская их капитана к кольцу... Но только втроем им удалось вытеснить испанцев на свою половину. Кетцалькоатль понял, что игра обещает быть долгой - их соперниик не теряли зря отведенное на подготовку к игре время. На песок стадиона закапал пот... Люди на трибунах бесновались, лишь два человека сохраняли отстраненное спокойствие: Верховный Инка, чьи глаза следили лишь за игрой сына и жрец, который до сих пор не мог поверить в то, что чужеземцы согласились на честную игру.

Пок-та-пок всегда был жесткой игрой, но сегодня количество ударов и падений превысило все мыслимые нормы - лишь мастерство Змея не давало игре превратиться в избиение, где преимущество явно было бы на стороне испанцев. Руки судей устали отмечать на глиняных табличках наиболее острые моменты игры...

Сегодня листь гингко очень помогали Змею. Он не чувствовал усталости, но после падений на песок и ударов тяжелого мяча боль в теле была бы нестерпимой без гингко. Испанцы не жевали листьев. Вместо этого они периодически делали глотки из высушенных тыкв с темно-красной жидкостью, стоящих в теньке на краю поля. Силы были практически равны.

-Повелитель, молись богам, чтобы они выиграли... Это будет очень тяжело.
-Ты оскорбляешь мою веру, жрец. Напомни, чтобы после игры я приказал отрезать тебе ухо. На этот раз обещаю я...
-Я приму твой гнев со смирением, если это поможет нам выиграть... О Солнцеликий, зачем я согласился быть с тобой?

День заканчивался. Исход игры был очень смутным... На стороне инков была ловкость и мастерство, на стороне испанцев - проходы на площадку соперника и силовые приемы... Конечно, судьи отдадут победу инкам, но будет ли такая победа заслуженной? Змей начал копить силы на последний бросок... Он увидел одну слабость гиганта-испанца и собирался ей воспользоваться. Сейчас... Когда солнце коснется края трибун...

Сейчас! Пернатый Змей крепко сжал мяч локтями и начал свой отчаянный бросок... Ему удалось. Площадка испанцев была открыта перед ним. Это была его лучшая игра и близился миг его триумфа. Тело Кетцалькоатля выгнулось напружиненной дугой, он уже собирался поставить точку в затянувшейся игре, как вдруг понял, что на трибунах царит гробовое молчание. А потом почувствовал, что его руки ослабели настолько, что уже не могут удержать тяжелый мяч. Он выпал из рук Пернатого Змея и покатился в сторону по песку арены... Только сейчас Кетцалькоатль обратил внимание на то, что мяч падает на песок с таким стуком, будто он сделан из металла. Потом... Змей почувствовал острую боль под левой лопаткой и рухнул на песок. Трибуны молчали.

Все впали в оцепенение, их взоры были прикованы к рукоятке ножа, торчащего в спине Кетцалькоатля. Святотатство было настолько страшным, что люди не могли поверить в случившееся. Сейчас испанцев должны были пронзить копьями...

И в этот момент обе Руки испанцев вытащили из-под нагрудников даги, в воздухе просвистел очередной нож, вонзаясь в грудь ближайшего странника. А Мартинес, прижав к груди обеими руками мяч, совершая тем самым очередное святотатство, вытащил откуда0то из недр нагрудника два кремня и лихорадочно пытался высечь искру. В конце концов ему это удалось. И трибуны увидели, как от мяча в воздух поднялся легкий дымок. А потом гигант-чужеземец, закричав от напряжения, изо всех сил метнул мяч на трибуны. Туда, где сидел Верховный Инка.

Оцепенение продолжалось. Инка и его окружение не двигались с места, следя за приближающимся мячом... Мяч приблизился и, не долетев буквально пары метров до трибуны знати, взорвался! Град из кусочков железа, скрытого под каучуковой "шкурой" мяча, пробарабанил по трибуне. Те, кто находился рядом, включая Инку, попадали на каменный пол, орошая его своей кровью. Стадион взорвался криком. Мартинес сделал вид, что собирается метнуть прямо в толпу еще что-то. И люди, спокойно до этого сидевшие на своих скамьях, в панике бросились в разные стороны, ведомые лишь страхом за свою жизнь. Они поскальзывались, падали под ноги другим бегущим и затаптывались ими, отчаянно пытаясь поскорее покинуть стадион. А испанцы, забытые всеми на арене, уже резали своими дагами охваченных всеобщей паникой стражников. Паника росла, расходясь волнами от стадиона... Где-то в районе главных ворот ударили пушки - испанцы шли на приступ, пользуясь замешательством, охватившим Коску. Империя рушилась...

И лишь на верхней трибуне, забытый всеми, прижимал к себе окровавленное тело Верховного Инки чудом оставшийся в живых, весь иссеченный осколками жрец:
-О, Солнцеликий... Ну почему, почему ты не послушал меня? Почему ты решил, что можешь обмануть время? Как я не догадался, что ты и твой сын тоже были частью пророчества? Я понял, я все понял... Если бы я убил тебя... Тогда... Все могло бы быть по-другому. О, Солнцеликий...

Copyright © 2000-2017 Весь баскетбол.
Наш e-mail: webmaster@slamdunk.ru